Отдых за рубежом Путешествия Русская деревня с особой судьбой: как волжская Учма стала музейным центром мирового уровня

Русская деревня с особой судьбой: как волжская Учма стала музейным центром мирового уровня

Blade and Soul [CPP] RU + CIS

В небольшом селе Учма, расположенном между Мышкиным и Угличем на правом берегу Волги, постоянно проживают не больше 20 человек, в том числе бывшая управляющая банком из Москвы Елена Наумова и ее муж — лесник и краевед Василий Смирнов. Несколько лет назад они создали в Учме первый в России «Музей судьбы русской деревни», посвященный истории и жителям этого живописного края. О своем начинании Василий и Елена рассказали Vokrugsveta.ru.

Русская деревня с особой судьбой: как волжская Учма стала музейным центром мирового уровня

Сквозь решетку — в музей

«Музей судьбы русской деревни» разделен на четыре самостоятельные экспозиции. Три из них обустроены в отдельных деревянных амбарах в Учме, а четвертая — в соседнем селе Кирьяново. Весной и летом посмотреть, как и чем жила русская деревня, сюда приезжают туристы со всех уголков страны и иностранные гости. А вот с наступлением холодов в неотапливаемых амбарах начинает гулять ветер, и музей закрывается до весны.

Русская деревня с особой судьбой: как волжская Учма стала музейным центром мирового уровня

Первую экспозицию будущего музея под названием «История бывшей Кассиановой пустыни и ее людей» Василий Смирнов открыл еще в 1999 году. Как коренного жителя Учмы его с детства увлекала история родных мест. А история эта уходит корнями в XV век, когда монах Кассиан (в миру греческий князь Константин, появившийся на Руси в свите царицы Софьи Палеолог) основал монастырь на волжском берегу, где и скончался в 1504 году. Близ Кассианова монастыря возникло небольшое поселение — так начиналась деревня Учма.

МигКредит [CPS] RU

Судьбу Кассиановой Учемской пустыни можно назвать типичной — до наших дней монастырь, в отличие от Учмы, не сохранился.

— В 1930-е годы монастырские храмы стали пристанищем для заключенных Волголага, строивших волжские гидроузлы, — рассказывает Елена. — Потом эти же заключенные взорвали церковь и колокольню. Кирпичи растащили для своих нужд деревенские жители, а Рыбинское водохранилище затопило прилегающую территорию. Над водой осталась только небольшая коса с холмом кирпича, поросшим травой.

Спустя десятилетия Василий Смирнов установил на косе поклонный крест в память о Кассиане и возвел рядом небольшую часовню. А потом отыскал среди битого храмового кирпича осколки прежней жизни родной деревни. Всё найденное Василий перевез в свой амбар, превратив его в первый деревенский музей. Пожалуй, самым необычным экспонатом стала одна «свободолюбивая» береза.

— Дерево, пробившееся сквозь руины, посадило себе на ветки оконную решетку от взорванного храма, — говорит Василий. — Пока береза росла, всё выше и выше взбиралась по ее ветвям решетка, будто напоминая о событиях прошлых лет.

Русская деревня с особой судьбой: как волжская Учма стала музейным центром мирового уровня

Русская деревня с особой судьбой: как волжская Учма стала музейным центром мирового уровня

Русская деревня с особой судьбой: как волжская Учма стала музейным центром мирового уровня

1 из 3

Экспозиция «История бывшей Кассиановой пустыни и ее людей» в учемском музее

Интернациональный быт

Школ, больниц и другой пригодной для жизни инфраструктуры в Учме уже давно не осталось. На полях, поросших пижмой, никто не работает, местный колхоз «Дружба» закрыли еще в 2006 году. Чтобы узнать, как жили здесь раньше, стоит заглянуть в амбар с экспозицией «Один день из жизни деревни».

Русская деревня с особой судьбой: как волжская Учма стала музейным центром мирового уровня

Открываешь скрипучую дверь, пригибаешься, чтобы не задеть головой косяк, а потом, распрямляясь, окидываешь удивленным взглядом плотно заставленное пространство старого амбара. Тут тебе и незатейливые ложки с тарелками, и выцветшие передовицы «Сельской жизни», и пустые пачки «Беломорканала», и рыболовные снасти. Сколько карасей поймали эти сети? Кто курил эти папиросы? О чем писали советские газеты? Полный эффект погружения в атмосферу создают аудио-монологи последних рыбаков и колхозников Учмы. Они обсуждают прожитый день и строят планы на завтра.

— Мы не только демонстрируем предметы быта, но и рассказываем про уклад жизни, — поясняет Елена.

Русская деревня с особой судьбой: как волжская Учма стала музейным центром мирового уровня

Русская деревня с особой судьбой: как волжская Учма стала музейным центром мирового уровня

Русская деревня с особой судьбой: как волжская Учма стала музейным центром мирового уровня

1 из 3

Экспозиция «Один день из жизни русской деревни»

Вещи в этом музее типичны едва ли не для всех деревень России и не только. Однажды в Учму приехал пожилой турист из Уэльса и рассказал, что точно такими же топорами в родной деревушке орудовал когда-то его отец.

Что такое любовь?

Когда заходишь внутрь третьего музейного амбара Учмы, в котором раньше хранили сено, со всех сторон на тебя обрушивается звук множества женских голосов. На стенах висят портреты жителей Учмы. Подходишь к одному из них и какофония исчезает, на первый план выходит один голос, рассказывающий личную историю. Эта трогательная экспозиция называется «Своя лодка. Старухи о любви» и по форме напоминает иммерсивный спектакль.

Русская деревня с особой судьбой: как волжская Учма стала музейным центром мирового уровня

—Как-то мы отмечали Успение Богородицы. Устроили застолье, позвали жителей из соседних деревень, — рассказывает Елена. И тут я начала расспрашивать бабушек: «Что такое любовь? Существует ли она?». Перебивая друг друга, они принялись изливать мне душу, вспоминая свою молодость и сокровенные истории личной жизни.

Записанная в 2019 году история Лидии Петровны Смирновой стала частью музейной экспозиции, как и миска, из которой вместе ели Лидия Петровна и ее муж

Стараниями Елены в этой экспозиции получилось создать потрясающе трогательную и интимную атмосферу, погружаясь в которую, невольно задаешься вопросом: «А любила ли я сама? И что же такое любовь?».

Заплаты для памяти

Раз уж приехал в Учму, то не поленись и сходи за 3 километра в соседнее Кирьяново, где в закрытой сельской школе-интернате Елена и Василий открыли «Музей дыр и заплат». Экспозицию музея составляют найденные в погребах и на чердаках жителей села предметы, которые рыбаки и крестьяне хранили десятилетиями, латая, подшивая и продлевая тем самым жизнь ценным для них вещам.

Русская деревня с особой судьбой: как волжская Учма стала музейным центром мирового уровня

Вот, например, два веника (Елена называет их «философскими»), частично съеденные мышами. В одном между соломинами — откровенная дыра. Пользоваться им уже точно невозможно. А дырку в другом венике неизвестная хозяйка бережливо заткнула тряпкой, приспособив его для выметания пыли из углов.

— Мы рассказываем не про предметы, а про людей и их отношения с вещами и с жизнью, — поясняет Елена. — Мы говорим о дырах в памяти, о том, что если отношения между людьми рвутся, то можно или забыть о них навсегда, или оставить все как есть, или попробовать залатать прореху. Поэтому дыра — это не всегда плохо. Для кого-то это надежда на новую жизнь.

В 2020 году «Музей судьбы русской деревни» вошел в шорт-лист премии «Европейский музей года», а в 2021-м, во время задержавшейся из-за пандемии коронавируса церемонии объявления победителей, детище Василия и Елены заслужило отдельное упоминание: члены жюри отметили, что учемский музей вызывает рефлексию и чувство принадлежности к большому миру. Что ж, во всяком случае благодаря двум энтузиастам в судьбе отдельно взятой русской деревни случился крутой поворот.

Фото предоставлены героями публикации

Источник

Bellelily Many GEOs

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *